Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

мерятель

(no subject)

Приснились две женщины, чтобы принести мне слово "лицин". У одной была книга из будущего, у другой желание и возможность донести до меня её содержание. Общая суть послания - лицин как-то помогает при пандемии. ХЗ, чего сниться, то пою. "Как-то" - означает, что до заражения, в процессе болезни, после заражения. Основное общеукрепляющее средство, позволившее в будущем снизить последствия наслаивающихся волн. Послание передал ;)

Collapse )
Выбор

(no subject)

В 1938 году Дейл Карнеги, ни разу не психолог по образованию, вообще не очень-то образованный, а просто прагматичный неглупый дядька, общительный и не лишенный дара убедительности (он и выступал недурно, был хорошим оратором) выпустил в свет свою книжечку "Как обретать друзей (в неудачном переводе – "как завоёвывать") и оказывать влияние на людей" - для огромного стада эгоистичных, психологически девственных, дремуче невежественных американцев, желающих стать успешными и счастливыми.
Ну кто ж не желает, всё стадо желает. И все, за исключением клинических аутистов, изо всех сил желают влиять друг на друга. А на себя не желают. А чтобы на них кто-то влиял, желают только ежели верят, что этот кто-то озабочен исключительно их благом и процветанием, а не своим.
Книжку эту, в которой не сказано ничего нового в сравнении с откровениями синьора Макиавелли и с тем, что знали и практически применяли древние шумеры, египтяне, евреи, греки и римляне, – пипл хавал как супербестселлер несколько десятилетий, многомиллионными тиражами. Попса, хитовая попса. Правильнее было бы назвать её: "Как работать пряником, когда кнут не работает. Или работает, но себе дороже".
Или понаучнее: "Как повернуть барана в нужную сторону, не бодаясь с ним. Азы психоманипуляции".
Или полиричнее: "Прощай, искренность! С тобой хорошо, но не в этой жизни".
Или подоходчивее: "Каких червяков насаживать на крючок, если хочешь поймать на удочку человека".
Или: "Морковка для осла, доставаемая из него самого. Руководство для ослов, желающих ездить на таких же ослах".
Или совсем уж общепонятно: "Как быть чуть поменьше м.даком, чем другие".
Как же сработали многодесятилетние многомиллионные тиражи?
Сработали по формуле Лихтенберга, выведенной в поза-позапрошлом веке:
"Книга оказала воздействие, обычное для хороших книг: умные стали умней, глупые глупей, а тысячи прочих ни в чём не изменились".

(с) В. Леви 24.05.20
glaz

когда-то и я был поэтом

В восточной классической литературе присутствует такое понятие, как "имитация стихосложения". Это когда в стихе есть рифма, ритм, смысл, форма, соблюден канон, но нет ... поэзии. В европе такого нет, тут есть плохие стихи и хорошие стихи, некоторые из которых трудно отделить друг от друга, но такого понятия как "имитации стиха" здесь нет.

В свое время я писал хайку, или думал что писал. Потом однажды, внезапно, я понял что хайку такое. И перестал их писать. Потому что мои хайку - были очевидной имитацией. И даже то, что буквально 3-4 из них казались настоящими - это было просто совпадение. Потому и эти 3-4 не считается. А по настоящему у меня не выходит. По настоящему хайку, это когда человек шагает в смерть и на мгновение оглядывается назад, и этим последние взглядом он видит мир совершенно по особенному. Это и будет хайку. Все остальное - имитация. Потому самураям проще, они всегда одной ногой там. Несамураям написать хайку - совершенно отдельное искусство.

Быть поэтом, это не значит писать стихи. Это пребывать в особом состоянии отношения с миром, отдельный ритм, отдельный способ мыслить и воспринимать. Я бы мог быть поэтом легко, если бы меня окружали поэты. Но окружают меня все больше либералы, патриоты, коммунисты, геймдизайнеры и узбеки, которые делают мне ремонт кухни. Потому не обессудьте :)
Выбор

отпускать

Когда поэт пишет четверостишие у него может не найтись рифмы, чтобы выразить мысль. Но в процессе подбора он может найти очень удачную рифму, с совершенно другим смысловым содержанием нежели изначальный замысел. Так эстетически удачная форма меняет и выстраивает смыслы. То же самое работает в геймдизайне и это хороший геймдизайн, как и хорошая поэзия. Потому что держать мысль, держать модель - не единственное, что хорошо.

Когда улавливаешь и осознаешь этот принцип, сразу возникает два вопроса. Первый - на сколько он может оказаться нужным в жизни в целом, во всех ее внешних проявлениях. Второй - на сколько часто ты прибегаешь к нему во внутреннем делании, когда выстраиваешь себя и свое отношение к миру, тот фундамент, откуда вообще берутся все замыслы
glaz

про кулаков

В свое время в Европе практиковалась так называемая охота на ведьм. Если почитать книги современников, в которых они описывают ведьм, их образ жизни, преступления и пороки, можно вполне придти к выводу, что ведьм следовало сжигать. Однако главный вопрос состоит не в том, СЛЕДОВАЛО ЛИ СЖИГАТЬ ВЕДЬМ, а в том, ЯВЛЯЛИСЬ ЛИ ВСЕ СОЖЖЕННЫЕ ТЕМИ ВЕДЬМАМИ, которых описывают современники. Но у охоты на ведьм с раскулачиванием было одно важное отличие - прежде чем вынести приговор, каждую конкретную ведьму должны были судить. А каждый конкретный кулак лишался имущества и ехал в ссылку без никакой, самой формальной процедуры изобличающей его в преступлениях.

http://awas1952.livejournal.com/6229404.html?nc=13#t180371868
glaz

(no subject)

Есть такая книга - «Новый завет», в которой рассказывается о жизни, похождениях и трагической гибели персонажа по имени Иисус Христос. В силу некоторых социально-исторических процессов, существенная часть человечества веками самоидентифицировала себя и выстраивала свои отношения с миром, отталкиваясь от образа этого персонажа.

На протяжении более полутора тысяч лет это процесс носил не только стихийный, но и сознательно направляемый характер. Первая существенная коррекция образа была совершена спустя 300 лет после появления книги, на неком соборе, где до 30% жизнеописания было приговорено к забвению. И стало так. На этом предисловие заканчиваю и перехожу к основному блюду.

Если читать «Новый завет» то мы увидим, что весь текст разбит на главы, абзацы, всё это пронумеровано и изложено ровным сухим языком. Событие за событием, ни одно не важнее и не ярче другого.

Однако никто никогда ни одну историю так не воспринимает. Любая история, включая историю Христа, имеет несколько наиболее важных сцен, определяющих сюжет и множество проходных, все они ведут к кульминации.

История Христа типична тем же, она имеет ряд важных сцен, самой важной из которых, кульминацией, является Голгофа. Распятие, трагическая гибель от доноса предателя. Именно такое прочтение книги определяет её главный месседж: «Любовь Бога к людям так велика, что он пожертвовал сыном, ради очищения их от грехов»

Интересно, что Новый завет не всегда читался так. Было время, когда главными сценами были сцены чудес, кормление толпы, воскрешение Лазаря. И месседж тогда был другой: «Сила Господа непознаваема, нельзя помыслить о том, чтобы понять разумом его проявления». Голгофа же читалась как черная неблагодарность язычников, за что последних ожидали адские муки.

Была по меньшей мере одна попытка сдвинуть кульминацию, поменять месседж. В Византии, неким митрополитом продвигалась идея, что Голгофа, это только приближение к главному. Главное же – воскрешение Христа, возвращение к жизни после смерти и вознесение на небо. Этот был бы месседж о всемогуществе Божественной силы, о ничтожности мирской власти над телами людей, против власти духовной, церковной над душами паствы. Неизвестно что бы из этого вышло, но тут пришли крестоносцы и объяснили всей Византии, как далеко они ушли от единственно верного прочтения священных текстов.

Интересен механизм манипуляции этими самыми важными сценами, выдвижение одной из них на более важное место, удаление прочих. Как и для любой книги, яркость и выпуклость важных сцен достигается добавлением иллюстраций. Понятно, что в отличии от обычных книг, священное писание не допускает добавления «картинок». Но иллюстрации можно делать на стенах и потолках храмов, на картинах во дворцах королей и вельмож, на деревянных досках расписанных в кельях монастырей. 6 из 10 всех иллюстраций, вплоть до начала 20 века – Голгофа. Сцена искушения князем мира сего, как и сцена вознесения – практически отсутствует. Вторым же механизмом является чисто медийный метод – частота упоминания перед массами внимательных слушателей той или иной сцены с подробным разъяснением и осмыслением каждой фразы. То о чем говорят редко, либо не говорят, со временем тускнеет и исчезает. Так формируется мнение масс, так творится история.

В эпоху интернета, с образом любого человека описанную процедуру полной перенабивки важности каждого из эпизодов его жизни можно проделать за 24 часа. Тотально переставив акценты и совершенным образом изменив месседж, диктуемый образом выбранного персонажа, можно критически обрушить либо коренным образом перенаправить процессы самоидентификации его почитателей. В конце концов, как и в случае с Христом они имеют дело исключительно с образом, выстроенном на основании набора текстов и картинок, часть из которых окажется ярче, сочнее и качественнее других.
glaz

(no subject)

Сегодня умер великий писатель. Человек-эпоха. Рэй Бредбери.
Спасибо тебе за всё мастер. Надеюсь теперь твоя мечта сбылась :)