Karachee (karachee) wrote,
Karachee
karachee

Category:
Закон в контексте нашего повествования о становлении систем власти есть явление сложное и неочевидное для понимания его природы. Рассмотрение оного следует начать с такой экзотической системы власти, как анархия.

Анархия, это по сути единственное вырожденное состояние системы «царь-бояре-народ», которое имеет какие-то шансы на существование. Ни царь, ни бояре не могут существовать в городом одиночестве, народ может по крайней мере попробовать. Попробовать устранить и царя и бояр и сам механизм какого-либо делегирования власти субъекту.



Если поискать среди ныне существующих обществ те, где правит бал анархия, можно обнаружить ашрамы, коммуны хиппи, банды байкеров, классические английские клубы, разного рода фанатов, команды фрилансеров объединенных общим проектом. Граничным условием ВОЗНИКНОВЕНИЯ таких обществ является низкая конфликтность внутри группы. Граничным условием СУЩЕСТВОВАНИЯ – отсутствие серьезных вызовов требующих от членов общества мобилизации и самоотречения.

Возьмем для примера два небольших сообщества, лесные разбойники и пиратская команда. Среди лесных разбойников анархия технически вполне приемлемая система, всегда можно выбрать слабую жертву, всегда можно разбежаться, если пара полков королевских егерей выйдут на охоту. В первом случае вызов слишком легкий, вожак не требуется, ограбим и так, во втором случае вызов неподъемный, даже при наличии наилучшего вожака устоять не получится. У пиратов ситуация принципиально иная – капитан нужен и нужен постоянно. Нужен его помощник и нужен боцман, потому что вызов, требующий жесткой организации команды, это само море, и устранить этот вызов никак не получится. А охота за любым невооруженным купцом требует крайне слаженной работы, в которой любая ошибка грозит чьей-то смертью. На этом с анархией покончим, ясно, что в качестве государственного строя она существует ровно до первого серьезного вызова.

Кроме организации и мобилизации населения, сиречь принуждения его к той или иной деятельности на пользу всего общества, у власти есть ещё и функция разрешения и устранения внутренних конфликтов. И если при обычном политическом строе конфликты разрешает властвующий субъект, то анархия возможна только там, где внутренние конфликты РАЗРЕШАЮТСЯ АВТОМАТИЧЕСКИ.

Как и за счет чего это происходит. Это происходит за счет реализации двух условий а) высокого уровня одинаковости мышления людей данной общины б) отсутствия разнообразия социальных связей между членами общины. Простая иллюстрация, если отношения между людьми только деловые, а на дело они смотрят одинаково – для конфликта не возникает причин. Если же он возникает, интересы дела определяют, которая из сторон конфликта окажется правой.

Именно на этой основе возникает закон, в основе которого изначально лежат интересы общества. Закон с одной стороны запрещает все виды социальных взаимодействий, которые ведут к конфликтам (воровство, убийство, прелюбодеяние и пр.), с другой разрешает типичные для данного социума конфликтные ситуации в пользу строго одной из сторон. Например, говорит о том, в каких случаях муж ИМЕЕТ ПРАВО выгнать жену из дома.
Вернемся по оси истории назад к идеальной тирании. При тирании закона как такового нет – воля тирана единственный закон. На практике это означает, что у подданных тирана НЕТ ПРАВ. Если кто-то украл мешок пшеницы, ему могут отрубить руки, продать в рабство, назначить ловцом воров, выдать ещё два мешка и отпустить. Тиран свободен в выборе и может смотреть на ситуацию сколь угодно широко. Но если воров попадается по десятку в день, суды становятся утомительными. Поэтому тиран, или специально назначенный законодатель, создает алгоритм, инструкцию, указ – этим рубить руки, этих в шахты на три года, тех буду судить сам. Таким образом, закон является для тирана инструментом, который избавляет его от рутины. Естественно сам он под действие своего закона не попадает никак.

Ситуация меняется когда закон устоявшись становится частью традиции, культуры, религии. В этом случае какая-то часть закона может встать над правителем, ограничив уже его проявления. Закон обретает реальную власть.
Здесь и появляется явление, которое мы называем ПРАВО.

Что такое право? Право, это некоторая доза власти, которой наделяют гражданина. Гражданин теперь может требовать хлеба, зрелищ, восьмичасовой рабочий день и пр. Ему это положено, он имеет на это право, может им воспользоваться или нет, этот ВОПРОС В ЕГО ВЛАСТИ. Что здесь для нас нового, нового для нас здесь то, что ДОЛЕЙ ВЛАСТИ НАДЕЛЯЕТ ЧЕЛОВЕКА ЗАКОН. Не тиран, не монарх, не народ, не аристократия. Наоборот, ПРАВО рядового гражданина ограничивает власть последних над ним, заставляет их играть по диктуемым законом правилам. Давайте задумаемся, что в этом плохого.

Во времена Лао Цзы в огромной китайской империи было всего 12 законов. В своем трактате этот мудрец пишет, что почтение к закону приходит тогда, когда утрачена человечность, человечность приходит, когда утрачено милосердие, милосердие приходит, когда утрачено Дао. Переведем сказанное на язык права.

Изначально в природе человека наделять правами все сущее. Дерево имеет право расти, ручей течь, камень лежать. Срубая дерево, перегораживая ручей, сдвигая камень, человек действует против естественного порядка и должен избегать подобных действий, если они только не совершенно необходимы. Милосердие распространяет понятие право только на живых существ. Отныне с камнями и ручьями можно поступать как угодно и сколь угодно. Человечность наделяет правами исключительно людей, делая убийство прочих живых существ ради еды или забавы делом обыденным и несущественным. Последний этап падения – права остаются только у людей соблюдающих закон. С нарушителем закона можно обращаться как с животными, деревьями, камнями. Ровно так и ещё хуже с ними тогда и обращались, человечность в виде гуманизма вернется к людям потом ещё очень не скоро.

Такой подход и принцип сводит большую часть живых отношений между членами социума к формальным и обезличенным, сужает пространство возможного, превращает общество в механизм обслуживания экономической модели, где моральные, нравственные этические императивы подменяются законностью деятельности. Подобный механицизм общественного устройства обладает чисто эволюционным преимуществом, в 90% случаев он быстро находит не худшее решение, в 10% случаев механизм не менее быстро ошибается и перемалывает невинных. Скорость принятия решений всегда можно ещё повысить за счет увеличения числа ошибок. Щепки летят, но лес рубят. Иногда это позволяет выиграть гонку жизни и смерти.

Подведем промежуточные итоги. Увеличение численности населения государств и увеличение разнообразия возможных социальных взаимодействий приводит к необходимости принятия/насаждения ЕДИНООБРАЗНОЙ СИСТЕМЫ ВОЗЗРЕНИЙ, с целью минимизировать внутренние конфликты. Отсутствие такой системы принятой широкими слоями общества, является естественным ограничением роста его численности, приводит к сегментированию, разделению на более мелкие социумы со своими правителями. Наличие позволяет удержать под единой властью более крупное, более мощно и более эффективное государство.

Единообразная система воззрений, сформулированная в виде конечных алгоритмов поведения в типичных конфликтных ситуациях, образует свод законов. Свод законов позволяет снять с правителя часть обязанностей и часть ответственности, возложив её на конечный алгоритм. Чем больше законов будет написано, тем большей части обязанностей и ответственности будут лишены обладатели властных полномочий, тем более формальными, единообразными и негибкими будут их решения.

Последнее обстоятельство в полном соответствии с выводами Лао Цзы самым прискорбным образом сказывается на положительном отборе эффективных правителей при любом строе правления. Великий правитель не сможет принести большой пользы, ничтожный правитель не сможет принести большого вреда. Их невозможно будет различить, их заслуги нельзя будет рассмотреть. Сам Лао Цзы предлагал формировать единообразную систему воззрений на основе живого примера, идеального господина, обладающего всеми достоинствами, который будет являться источником примеров для подражания. Подданные тирана не спрашивают что написано в законе, они спрашивают, как поступил бы тиран в этом случае, какой поступок он бы одобрил. В Тибете это даже работало.

Но вернемся к нашим законам. В каких ситуациях система власти закона будет востребована и эффективна? Востребована она будет в ситуации, когда аристократия по тем или иным причинам не может более справляться со своей задачей – эффективно распоряжаться делегированными властными полномочиями. Например, её перебили, или она вся спилась, деградировала, ушла в бизнес, утратила доверие. Почтение к закону – убийца эффективной аристократии, а эффективная аристократия – убийца почтения к закону. Они абсолютные антагонисты.

Вместо аристократа ориентированного на понятия чести, справедливости, благородства, верности и служения, общего блага, в государстве закона за долю власти начинают конкурировать новые персонажи – чиновники. Или люди, которые знают законы, знают как их применять и как их обходить. Чем больше существует законов, тем меньше роль каждого чиновника в принятии решений, тем труднее обнаружить ответственного за верные и неверные решения, тем более дезориентирован народ в своих попытках оценить действия правителей и их слуг. Впрочем, бюрократия как явление, лежит несколько за границами данной темы.

Для нашей темы надо усвоить два момента. Законы позволяют избавить властных субъектов от работы с регулярными стандартными вызовами, автоматизируя процедуру их разрешения. Благодаря наличию эффективных законов, властные субъекты могут сосредоточиться на исключительных, нерядовых вызовах, где можно проявить все свое мастерство и достичь существенных успехов. Одновременно с этим, наличие системы жестких законов позволяет существенно снизить требования к профессионализму аристократии, а в ряде случаев и вовсе избавиться от неё. Это первый, самый простой момент и видимая вершина айсберга.

Второй – сложнее. С точки зрения разделения единого пирога власти и ответственности закон работает в качестве некоторого сита, в который швырнули часть пирога. Это действие носит необратимый характер, данную часть власти и ответственности нельзя уже ни собрать ни вернуть. Каждый гражданин, на действия которого распространяется закон, наделяется песчинкой власти и ответственности. И этих песчинок на гражданина может собраться весьма много по числу законов. Термин развитое гражданское общество, подразумевает наличие в социуме действенных механизмов, позволяющих конвертировать эти песчинки в какие-то политические инициативы, управленческие решения. Хорошо ли это?

Тут как с тиранией. Безусловно хорошо, когда граждане обладают высокой степенью компетенции в вопросах, которые они собираются решить. Безусловно плохо, когда граждане не обладают даже минимальной степенью компетенции в вопросах, которые они собираются решать. Проблема состоит в том, что в общем случае сито закона, раздавая права и обязанности, никак или почти никак не тестирует рядового гражданина на уровень его компетентности. Здесь мы внезапно обнаруживаем встроенную уязвимость всех прямых демократий.
Tags: природа демократии
Subscribe

  • (no subject)

    17-18 век, это период когда капитализм вырывается из торговых городов и быстро затапливает всю Европу, вынося на самый верх пищевой цепочки сословия…

  • (no subject)

    Итак, демократия или почему так повезло Европе. Европе, надо заметить, действительно крайне повезло с демократией. Повезло, потому что демократия…

  • (no subject)

    Оставим торжество закона и вернемся на 2-3 тысячи лет назад, когда у смертного ложа тирании новорожденные монархии и демократии только-только учились…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments