Karachee (karachee) wrote,
Karachee
karachee

Categories:
Разговор о демократии я хочу начать не с начала и даже не с конца, а с самой середины. Средние века плюс эпоха возрождения, благо как раз где-то здесь мы и остановились, говоря о монархии.

Припомним нашу модель – король единственный выборщик в стране, который выбирает и смещает правительство, которое управляет народом. Пока народ и король едины - выбор короля идет на благо народу и стране, благо король профессионал и знает, кого и как выбирать. Если король вдруг оказывается не един с народом, или откровенно непрофессионален, косячит, раздавая должности проходимцам и неучам, это приводит к перевороту, смене династии, изредка гражданской войне и даже периоду республики, но сама монархия никуда не девается. Пока она эффективнее аналогов, общество будет возвращаться к ней снова и снова.



Демократия как институт правления – есть система, где такое звено как король упраздняется вовсе. Отныне народ сам, минуя короля, напрямую выбирает правительство, раздает властные полномочия и ответственность. Граничным условием функционирования данной системы является то, что ЭФФЕКТИВНОЧТЬ НАРОДА КАК КОЛЛЕКТИВНОГО ВЫБОРЩИКА, оказывается выше, чем эффективность выборщика профессионального, сиречь короля.

На первый взгляд, это условие не может быть выполнено вовсе, из любого количества людей, всегда можно выбрать наиболее компетентного, решение которого будет заведомо лучше, чем то усредненное мнение, которое вся группа примет в результате голосования. Действительно можно, проблема в том, что в определенных вполне конкретных исторических условиях самый компетентный оказывается и самым предвзятым. А непредвзятые и одновременно компетентные просто не существуют, либо существуют как курьез, в таких гомеопатических дозах, что заканчиваются раньше, чем начались.

В определенный период истории Европы на теле монархических государств начинают как грибы расти демократии городов, Венеция, Флоренция, Неаполь, Генуя и пр. сюда же смело причисляем отечественный Новгород. Что происходит? В первую голову это не просто города – ЭТО ТОРГОВЫЕ ГОРОДА. В успешных городах живущих торговлей наблюдается два процесса и оба носят взрывной характер. Первый мы знаем – усложнение социальных связей, отягощенное усложнением экономической модели гарантирующей благополучие социума. Второй для нас новый – обострение противоречий и конкурентной борьбы между социальными, родовыми, и профессиональными группами населения.

Итог подобного роста очень быстро приводит к тому, что короли, князья, иные правители под чьей рукой находится город, утрачивают всякую возможность управлять ситуацией или хотя бы отслеживать оную в этом бедламе. Информации слишком много, она быстро меняется, плюс заинтересованные стороны контролируют её источники и постоянно манипулируют ими в свою пользу. Компетенция короля намного ниже, но ему же всего лишь нужно выбрать того, кто с этой задачей справится. Вот тут то и возникает загвоздка.

Эффективный правитель такого города может быть выбран только из числа глав успешных торговых семей, гильдий, цехов, который по определению будет тянуть одеяло на себя. А если и не будет, то ему все равно никто не поверит. Чтобы он не тянул одеяло так уж откровенно, понадобится контролер с полномочиями из конкурирующей семьи, гильдии, цеха, которому самому понадобится контролер ещё от каких-то конкурентов, дабы первые два не вступили в сговор. Дальше больше, пока не будут учтены интересы всех компетентных сторон.

Таким образом, можно зафиксировать ситуацию, где у народа, как группы компетентных выборщиков ИМЕЮТСЯ ПРИНЦИПИАЛЬНО РАЗЛИЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ, которые надо постоянно согласовывать, если не к общей пользе, то хотя бы к пользе большинства. Уже хотя бы затем, чтобы это большинство не устроило несогласному меньшинству ночь длинных ножей и наоборот. При этом ситуацию, когда у компетентных выборщиков имеются принципиально различные интересы – ПРИНЦИПИАЛЬНО НЕЛЬЗЯ УСТРАНИТЬ. Потому, что она является залогом успешного функционирования экономической модели, обеспечивающего данному обществу устойчивое процветание.

Именно в таких и ровно в таких условиях демократия является оптимальным политическим строем. Степень этой оптимальности прямо пропорциональна
соотношению вызовов, на которые вынуждено реагировать демократическое правительство.

Если большая часть этих вызовов угрожает только половине граждан, тогда как другой они безразличны, либо ещё и могут принеси выгоды – институты демократии утверждаются и развиваются. Если большая часть вызовов угрожает решительно всем гражданам, затрагивая их общие интересы – институты демократии деградируют и свертываются.

Поскольку наиболее серьезным вызовом из числа последних, является война угрожающая уничтожением государственности – эффективная демократия, на продолжительном историческом периоде, возможна только в условиях военного доминирования. Либо альтернативных ему форм принуждения к миру потенциально враждебных демократии сил. Это очень интересный вопрос, поскольку армия демократического государства сама традиционно входит в число этих сил.

Встроенной неустранимой уязвимостью демократического режима является коррупция и лоббизм. Использование властным субъектом полномочий к пользе интересов одной группы населения, в ущерб другим группам и всему обществу в целом.
Tags: природа демократии
Subscribe

  • (no subject)

    Попалось сегодня мельком во френдленте у кого-то рассуждение о том, что "картина мира" это плохо. Плохо потому, что она есть идеология. А идеология -…

  • (no subject)

    ЖЖ регулярно пихает в уведомления совершенно лютую фигню, под рубрикой: "Это может быть вам интересно." Мне интересно с хуя ли? по какой…

  • В этот день 2 года назад

    Не забывать ни на минуту. Всем благомудрым друзьям в эпоху ковида ))

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments