Karachee (karachee) wrote,
Karachee
karachee

Category:
В моей голове сейчас происходит обновление софта, поэтому оценки мои событий могут отличаться причудливостью, от того пишу я мало. Однако есть пара постов, которые хотелось бы очертить некоторой паутиной связей и выводов.


Пост № 1 сообщает нам, что власть ни в коем случае не должна доверять народу решать вопросы переименования городов и установки памятников… тирану. Конкретно речь идет о Сталине. Почему? Потому, что народ доверчив, забывчив, влюбчив, не слишком умен, не слишком образован и склонен к возвеличиванию себя, своей истории и своих вождей соответственно. От того, сообщает нам девушка, автор поста – власть ОБЯЗАНА заниматься просвещением своего народа, регулярно объясняя ему что тиран, это тиран и от увековечивания его памяти может происходить только плохое. Ни в коем случае не допуская, чтобы народ обманулся ложными воззрениями на счет данной личности.

На это я написал комментарий о том, что если существует народ, которому запрещено УВЕКОВЕЧИВАТЬ своих правителей, то как можно такому народу доверить право ВЫБИРАТЬ своих правителей? Одно дело если именем тирана назовут город, другое дело, если тирану вручат ядерную кнопку и не самую слабую в мире армию.

Мой комментарий довольно поверхностен и всего лишь указывает, что автор поста призывает бороться с опасностью возвращения тирании прибегая к методам тирании. На самом деле в этом нет ничего нового и ничего неправильно, ошибка находится в уровне аргументирования, но не в самом утверждении. Подобный набор действий со стороны власти действительно будет и логичен и эффективен, но не по той причине, что народ как-то здесь «ущербен». Проблема не в том, что призывается на помощь МЕТОД ограничения демократии, а в том, что необходимость метода ограничения демократии, аргументируется ЛОГИКОЙ тирании. Логикой, где единицы знают и обладают полновесным правом решать, что требуется массам, а что им следует запретить.

Всякая власть в демократическом обществе избирается именно для того, чтобы решать вопросы, которые технически или по другим причинам невозможно, либо неэффективно решать методом общего референдума. Одной из других причин является уровень компетентности масс – нелепо выносить на общенародный референдум вопрос, какую температуру реактора следует поддерживать в запущенной АЭС. Однако можно ли подвести под некомпетентность вопрос владения народом историей своей страны? Имеет ли право народ выносить оценку исторической личности на основании доступных ему исторических фактов, если этими фактами он не особо-то в массе своей владеет. Само подобное рассуждения является своего рода ловушкой, которая не может быть обнаружена на уровне логики.

Пост № 2 является не вполне постом, скорее перепостом статьи одного прибалтийского профессора о том, что 9 мая есть праздник Путина, самому народу РФ он безразличен. От того если СМИ не будут его раскручивать, а власть устраивать празднества, народ перестанет его отмечать.

Профессор не вполне прав, праздник, безусловно отмечать будут, вопрос в том сколько ещё времени праздник будет оставаться всенародным. Лет 10,15, 20? Я помню времена, когда 7 ноября был полноценным всенародным праздником, однако сейчас он пусть и не столь стремительно, но приближается по значимости к дню взятия бастилии.

От чего я считаю, что 9 мая может постигнуть та же судьба. От того самого, что сам характер ГЛОБАЛЬНОГО МИРОВОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПОТОКА направлен на растворение национальной идентичности участников и соответственно общую, тотальную десакарлизацию всякой национальной истории.

Важный момент – в этом явлении нет злой воли закулисных режиссеров, сам процесс, когда в свободном демократическом обсуждении темы, в выставлении ей оценок одновременно участвуют представители и носители разных культур, результирующие выводы будут соответствовать уровню общего равнодушного большинства. То, что для японца – величайший подвиг в истории планеты, для американца эмоционально - рядовой эпизод комикса манга.

Вернемся к нашей ловушке. Ловушка имеет имя и имя её – «десакрализация». Я уже писал, как она работает. Представим себе, что в СМИ запускается обсуждение, что является более худшим преступлением педофилия или каннибализм? Какой геноцид населения хуже по идейным соображениям или по национальному признаку? Любое подобное обсуждение, само по себе является ПРОЦЕССОМ РЕАБИЛИТАЦИИ ОБОИХ ОБСУЖДАЕМЫХ ЯВЛЕНИЙ.

Либеральное мировоззрение декларирует абсолютную свободу мысли и критики соответственно. Как таковое оно постулирует отсутствие абсолютных ценностей и утверждений. Всё можно и нужно подвергать сомнению. Проблема в том, что всякое рассуждение, строиться на постулатах и аксиомах – на том, что нельзя ни доказать, ни опровергнуть, но следует принять как истину. Именно эти постулаты являются фундаментом идентичности. Что делает либерала либералом – постулат о свободе личности как высшей ценности. Что будет с либералом, который подвергнет критике этот постулат – он сменит идентичность, станет кем-то ещё.

Идентичность современного цивилизованного человека построена на том, что во вселенной существуют некоторые абсолютные ценности, некоторый абсолютный полюс добра и абсолютный полюс зла. И так происходит, что сейчас в полюсе зла находится каннибализм, геноцид, педофилия. Они – АБСОЛЮТНОЕ ЗЛО. А абсолютные величины не подлежат сравнению. Начать их сравнивать, разрешить себе их сравнивать – означает перевод их из разряда абсолютного зла в зло относительное. А относительное зло, оно всегда приемлемо, когда надо бороться со злом абсолютным.

Идентичность русского человека, а также человека советского построена на том, что нацизм – зло абсолютное. В этом данная идентичность совпадает с идентичностью, например, израилитянина. Поэтому, в частности ни тот ни другой не сможет участвовать в дискуссии «Сталинизм и Гитлеризм, одно и то же, или не одно и то же». А если сможет, то только с ущербом для своей идентичности, что окажется буквально морально и психически болезненно. Но человек гибок, а его идентичность – разрушаема.

Возвращаясь к посту № 1 – крик души автора, это крик о разрушении той идентичности, где Сталин является абсолютным злом. Критично – автора более возмущает не то, ЧТО СТАВЯТ ПАМЯТНИК, а то, что НАРОД РЕШАЕТ ставить памятник или нет. Значит для народа эта тема лежит вне сакрального пространства, не трогает идентичность, значит народу ПРЕДЛОЖЕНО УТРАЧИВАТЬ вот эту идентичность жертв тоталитаризма. Хуже того, власть в лице Путина прямо позволяет народу это делать – «народ должен решать».

Чтобы понять эмоции автора, достаточно представить, что часть граждан РФ, завтра выступила бы с инициативой провести общероссийский референдум о переименовании Калининграда в Гитлербург. Страх был бы не о том, что город переименуют, а о том, что тысячи школьников будут о том прикалываться, шутить, рассуждать. Возникнет какая-то аргументация, какая-то движуха, какое-то протестное голосование.

На том же самом конце полюса – запрещение свастики, запрещение символики. Это тоже десакрализация. В СССР было полно свастик, в каждом журнале «Экран», в каждом журнале «Крокодил», в книгах, в кино, на солдатиках и далее. Когда символика плотно ассоциируется с абсолютным злом, она не может быть ничем, кроме напоминания о том что ЗЛО ЕСТЬ, ОНО ВОТ ТАКОЕН, И ОНО АСБОЛЮТНО. И ещё мы его победили. Запреты появляются, когда зло переходит в класс обсуждаемых явлений, явлений препарируемых, составных, где можно найти и что-то привлекательное, да так, что… не дай бог, конечно.. В каком-то смысле запрет это уже акт о капитуляции идентичности. У тех, кто этот закон придумал и принял. У кого с идентичностью всё в порядке – закон вызовет законное неприятие, отторжение на рефлекторном уровне. При этом их хор мнений совпадет с хором мнений сторонников нацизма.

Вернемся к первому вопросу. Обладает или не обладает народ изначальным естественным правом выбирать, разрушать или защищать свою идентичность. Как некоторую систему постулатов, табу, абсолютных ценностей, которая определяет его поведение как целого, а не как набора индивидуальностей. Ответа не существует.

Вернее, его не существует в пространстве предложенных к рассмотрению явлений, для его поиска нам придется ввести Ленинский термин «сознательные массы» и по локоть погрузить руки в Украинский майдан, чего мне сейчас совершенно не хочется.


p.s. В целом вероятно тема ждет своего исследователя. Если демократия это власть народа, то она кончается там, где кончается народ. Есть что-то, что делает народ народом и если это что-то убивается демократической процедурой, то вероятно решение о том, что процедура должна быть поскипана должна приниматься уже кем-то ещё. Поскольку народ как субъект принимающий решения к этому моменту уже окажется потерян.
Subscribe

  • (no subject)

    В былые времена, правитель, желавший снискать любовь подданных принимал жестокие равные для всех законы, но оставлял за собой право миловать…

  • В этот день 15 лет назад

    Этот пост был опубликован 15 лет назад!

  • (no subject)

    Жизнь это движение. Это такой очень глубокий принцип, который выражается в том числе в тотально отсутствии чего-то окончательного. Потому если…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • (no subject)

    В былые времена, правитель, желавший снискать любовь подданных принимал жестокие равные для всех законы, но оставлял за собой право миловать…

  • В этот день 15 лет назад

    Этот пост был опубликован 15 лет назад!

  • (no subject)

    Жизнь это движение. Это такой очень глубокий принцип, который выражается в том числе в тотально отсутствии чего-то окончательного. Потому если…