Karachee (karachee) wrote,
Karachee
karachee

Categories:

красивый сон сегодня приснился

Бог, я и мой друг сидели на автобусной остановке, до конца света оставалось 10 минут. Бог сидел слева от меня, друг справа. Остановка была старой, советской, стальные опоры успели хорошо уйти в землю, и низкая скамейка заставляла наши коленки смешно торчать в стороны. Зато можно было привалиться спиной к теплой бетонной плите облицованной квадратиками мелкой белой лакированной плитки. Судя по деревьям, на дворе стояла глубокая осень, но жаркий налетающий ветер и столбы пыли заставляли думать скорее о середине июля.
- Пора бы уже, может и не будет ничего, - друг постучал по циферблату часов. - Сколько раз уже ждали вот так.. – не закончил он фразу.
- Ага, а он тогда с нами просто так присел, – ответил я, кивнув подбородком на Бога. Возникшая внутри было надежда тут же и угасла, снесенная собственно высказанным аргументом.
Помолчали. Через пустую дорогу шла бодрая старушка. С пакетом одного из супермаркетов и палкой, она зорко глянула налево, потом направо и бодро зашагала вперед в десятке метров от официальной зебры.
- Это можно было остановить? – обратился я с вопросом к Нему, едва сознавая заложенную в вопрос толстую двусмысленность.
- Можно, но Я – не буду, - ответил Бог, вложив в ответ изрядный кусок окончательности.
- Тогда зачем ты здесь?
- Разделить всю боль человечества.
- А это что, будет так больно?
- Очень больно.
В словах Бога звучала печаль и смирение, которые никак не раздражали. Но и не успокаивали. «А где-то сейчас Ной» – подумал я.
- Почему именно с нами?
- Он не только здесь сидит, Он много с кем сейчас сидит. – вмешался друг и чем-то зашуршал в кармане. Вытащив изрядно початую пластинку таблеток, он протянул мне. Я взял, в пластинке сильного обезболивающего оставалось три таблетки. Выдавив и швырнув в рот две, я протянул последнюю Богу. Он взял, но есть не стал.
Тебе просто завидно, что я к Нему ближе - произнес я в сторону друга, в свою очередь, инвентаризируя карманы.
- У меня есть снотворное, - сказал я другу. Пара таблеток димедрола, но вряд ли мы успеем заснуть.
- Было бы две пачки, можно было бы закинуться. Но ты всё равно съешь, кому оставлять, может полегче будет. Я послушался.

К остановке, двигаясь по встречке, подъехала черная ауди. Приоткрыв дверь, женщина поставила одну ногу на асфальт и уставилась на нашу тройку. Вытянутое некрасивое лицо и черное каре из густых волос делало её похожей на Клеопатру из американского фильма-пародии.
- Вы ждете конца света? – спросила она. - Если хотите спастись – идите на мост. Её рука показывала направление.
- Хорошая идея, - я встал и потянул друга за локоть. - Куда? – спросил он. - Куда-нибудь, - ответил я, уже широко шагая, - подальше от Бога, поближе к спасению. Я оглянулся, Бог сидел на остановке один, в синей джинсовой куртке и потертых камуфляжных штанах, спиной закрывая букву «Д». Ещё две буквы «С» и «К», выложенные черными плитками между белых, и ранее скрытые нашими спинами стали теперь видны. Это могло бы означать «Спортивный Клуб», если бы уже не означало «Стружечный Комбинат» - подумал я. Женщина что-то настойчиво говорила Богу.
- Он не пойдет! Ему и здесь всё фиолетово! – крикнул я спасательнице.

Переходя дорогу, затем ещё одну, я увидел, что людей следующих «к мосту» довольно много, и большинство были родителя с детьми. Местность была знакомая, и я задавался вопросом, откуда здесь взяться мосту и как он может помочь. Мысли друга видимо следовали в том же направлении. - Допустим, - сказал он, - мы спрятались под мостом от огненного дождя и даже выжили. Что потом? Нырять в раскаленную лаву в поисках уцелевших консервов, оружия и патронов? - Чудо, - ответил я, - нам нужно чудо, и мы его получим, только если будем действовать. Или не получим. Но если не будем шевелиться - не получим точно. Друг помолчал, но пошел чуть медленнее, на его часах я увидел, что осталось менее 2 минут.
- Иногда, человек замахивается на то, что оказывается больше его, - услышал я в спину. - Отсюда совершенно все его проблемы.
- Не все – на ходу бросил я, - только правильные.

Друг потерялся где-то за спиной, а я, чувствуя воздухе запах разочарования, стремительно вышел на брошенную стройку, где творилось какое-то столпотворение. Немногочисленные люди стояли и смотрели на мост, посмотрел и я. Строители оставили большую канаву, метров пять в ширину и три в глубину. Единственный мост, был переброшен через эту канаву. Шириной метра полтора, длиной пять, он, наверное, мог бы вместить человек двадцать. На нем не было никого. Весь мост был черный и пористый, будто отлитый из одного куска асфальта. И он двигался, на метр вниз, потом на метр вверх, на метр вниз, потом на метр вверх. Многие разворачивались и уходили. Может быть, под ним есть вход в бункер, подумал я и спрыгнул вниз в канаву к людям, которые там уже стояли. Входа не было. Не было ничего, спрятаться под мостом было нельзя. И тут это началось.

Земля вздрогнула, но не так как бывает при обычно землетрясении, по ней прошел жесткий резкий короткий дребезг, как будто вся её масса на секунду исчезла, а поверхность превращалась в пластину упругой стали. И я и все услышали громкий хруст. Один из пятиэтажных домов далеко за нашей спиной рассыпался, как рассыпается перевернутый граненый стакан, который аккуратно стукнули обухом топора. За ним беззвучно лопнул ещё один. В шипении стремительно истаивающих облаков сверху пожирая небо опускался сплошной фронт огня. Огонь закручивался в спирали, выплевывая и тут же проглатывая клубы раскаленного пепла. Потом ещё хруст, дребезг за дребезгом били по ногам, а весь город рассыпался по кирпичику. Я смотрел на небо, до огненного пресса оставалось метров триста, и можно было оценить его скорость, четверть или треть метра в секунду. Медленно, - подумал я: - будет очень больно. Очередной дребезг и люди вокруг меня бросились врассыпную, сверху раздались крики боли. Недостроенный дом лопнул во все свои два этажа, щедро ударив во все стороны колотыми кирпичами. Я оглянулся, пожилой мужчина и мальчик укрались за бетонной плитой.

Я такое уже видел, - сказал я мальчику, указывая рукой на небо. - Во сне. Только вместо неба там было море крови, а вместо огня щупальца. Что говорить дальше я не знал. Наверное, я хотел сказать, что можно увидеть «это», а потом уцелеть, чтобы где-то увидеть «это» ещё. Но тут я увидел мост. Мост. Он опускался на метр вниз, а потом поднимался в том же непрерывном темпе, и я со всей отчетливостью понял, что ни один механизм сделанный человеком уже не работал бы. - Все на Мост! – кричал я, всеми четырьмя конечностями вытаскивая свое тело из глубокой канавы. - Все кто хочет спастись – на мост!!! Я успел, я встал на него и дребезги перестали бить по ногам. Стало хорошо. Мост плавно шел вниз и плавно шел вверх, стало жарко. Потом очень жарко. Мост пошел вниз. Я почувствовал, что кто-то ещё становится за моей спиной, но оборачиваться и двигаться было уже невозможно. Жара стала совершенно невыносимой, главное не вдыхать и не шевелиться, тогда… подумал я и мост пошел вверх. «Поезд идет до станции мост» - выпрыгнула фраза из глубин памяти и я ощутил, как мои колени подламываются а волосы вспыхивают. Но я ведь не упал с моста, - скользнула мысль и всё закончилось.

Тьма и падение. Во тьме какой-то голос спрашивал меня. Имя, звание, должность, место рождения, женат, навыки, стремления, вопросы были короткими и сыпались очень быстро. Столь же быстро мой голос, но не я, отвечал ему. Где-то не очень далеко бродило эхо чужих голосов отвечающих на те же вопросы. Вы приняты в ….. – произнес голос что-то совершенно неразборчивое: - следуйте до пересечения Роуз Гарден и фиолетовой линии. Я открыл глаза. Рядом стояла моя жена Ольга и я взял её за руку.

Мы находились в каком-то древнем бункере или дзоте, или складе. Огромные бетонные плиты, составляющие стены покосились и вдавились внутрь под толщей земли, пол и щели были покрыты каким-то высохшим лишайником. Было очень сухо. - Мы не умерли? – спросила Ольга. - Умерли, - ответил я уверенно, - технически там мы мертвы, но посмертие выбрали себе сами. Надеюсь, не прогадали.

Мраморная лестница в один пролет, навевающая мысли об античности вела наверх к широкой дыре, за которой сверкал дневной свет. На верхних ступенях в щелях угнездились желтые пучки высохшей травы. Мы поднялись и вышли наружу. Во все стороны до горизонта тянулась серо-желтая равнина, напоминающая саванну. Если бы не холмы. Многочисленные холмы были развалинами зданий крупного некогда города, обычных домов из кирпича, стекла и бетона, рухнувших и превращенных временем и природой в земляные наросты, источенные корнями травы и мелких кустов. Мы огляделись вокруг, нигде не было ни одного знака, ни стрелки, ни указателя, ни следа человека. Это место было безнадежно мертво и одиноко уже лет пятьсот.

Голос из тьмы возник прямо в головах, повторив последнюю фразу: «Следуйте до пересечения Роуз Гарден и фиолетовой линии». Ольга, а за ней я подняли глаза вверх. Раскинувшись от горизонта до горизонта в голубом высоком небе, разрывая немногочисленные перистые облака парили ажурные, многоярусные секции футуристических строений без верха и низа, сплетаясь друг с другом, образуя гигантские скопления, которые сходились под причудливыми углами. Свет скрытого за этой массой солнца порождал многочисленные блики и отражения, микроскопические снизу блохи летящих экипажей и транспортов сверкали на мгновенья в лучах как пылинки. Их движение было упорядоченным и завораживающим даже на таком расстоянии, соблюдались воздушные коридоры. Разделяя небо почти ровно надвое, тянулась яркая фиолетовая линия, состоящая из света. Где-то сбоку угадывались притемненные зеленая и оранжевая. Повернув голову вдоль фиолетовой линии, я отчетливо ощутил в пыльной сухости стойкий запах свежих влажных роз. Нам туда, - сказал я Ольге обняв её за талию. И мы пошли.
Tags: сны
Subscribe

  • (no subject)

    Приснилось под утро, что в интернете появился бот, который отвечает на совершенно любой вопрос, причем честно, правильно и исчерпывающе. Спросил его…

  • сон на воскресенье

    Еду по поселковой дороге на велосипеде. Погода солнечная, выезжаю за околицу и упираюсь в шикарнейший закат. Огромное озеро, облака, деревья, розовая…

  • (no subject)

    Начало сна. Два корабля вошли в пятна одновременно, время будто застыло. Паруса и команда замерли, но волны по прежнему били о корпус, а корабли шли.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments