May 31st, 2020

glaz

о первой истине

Будда провозгласил четыре благородные истины, первая из которых гласит:

Страдание - есть.

Это краеугольный камень всего учения и он очень много об учении говорит сразу.

Первый момент - Будда говорит о переживании. О внутреннем переживании, знакомом каждому живущему человеку. Не о внешнем. Не о том, как всё устроено, не о том, как всё было в начале. "Страдание" - есть, это та самая внутренняя истина, искать которую вне себя - вот верх глупости. То есть первая истина она о человеке, не о мире. Любой совершенно человек легко может её ощутить, найти в себе и плясать от неё, как от печки, в любую сторону.

Второй момент - Будда говорит о том, что переживание - реально. Переживание - есть, оно не кажимость, не иллюзия, не воображение, не одна из форм майи, не отражение материального мира. Оно и есть непосредственно та самая объективная реальность, данная в тех самых ощущениях. И она - существует прежде всего другого. Всё, тотально, что будет существовать после, менее важно, менее реально, более вторично, чем переживание страдания. То есть факт наличия переживания страдания брошенный на чашу весов, перевесит всё-всё сущее, брошенное на вторую чашу.

Третий момент - Будда сразу обозначает проблему. Страдание - не просто переживание, это переживание отрицательное, мучительное, нежеланное, то, чего человек избегает, то, что определяет его избегающие действия, поступки, траекторию, опыт, качества и проявления. Оно - есть, и это проблема. Проблема каждого живого существа, которая не может не заставлять искать пути её решения. Проблема, которая обесценивает решительно всё совершенство бытия. Первая истина провозглашает, что бытие содержит критический изъян.

Четвертый момент - он же нулевой, Будда называет свои истины благородными. Суть истин Будды не в том, что они точно описывают бытие, как оно есть, а в том, что они меняют это самое бытие. Бытие можно описать бесконечным количеством истин, оно многообразно. Будда не описывает, Будда провозглашает истины, которые обрекают всякого принявшего их стать на благородный путь, путь служения, путь изменения, исправления бытия. Благородные истины Будды - это его инструмент по изменению бытия, именно поэтому они и называются истинами.

Несколько возможно нужных пояснений.

Страдание - у Будды в более точном переводе будет означать "неудовлетворенность". Недовольство бытием. От самого слабейшего недовольства, до самого невыносимого страдания, оно постоянно неустранимо присутствует. Природа этого недовольства раскрывается в том, что всегда есть то, что желается, но не получается получить, и то, что ценно и получено, но его придется однажды потерять. Причина страдания - неведение, непонимание человеком собственной природы сознания, впрочем это уже вторая и следующие благородные истины.

Иллюзия - понятие относящееся у Будды к миру и всему внешнему, как раз в том аспекте, что всё это однажды исчезнет, будет утрачено, потеряно. Большая часть с физической смертью, что-то раньше, что-то позже, оно не является вечным, соотвественно не следует на нем заморачиваться вообще. Отсюда же концепция существования-несуществования. Существует ли то, что однажды перестанет существовать. Существует ли то, что никак себя не проявляет. Никак не проявляет внутри человека, не переживается им.

Благородный восьмеричный путь Будды это практика погружения сознания в "правильные" состояния. Состояния сознания позволяют воспринимать любые истины, факты, явления, процессы так или эдак, потому они первичны по отношению к любым истинам, фактам, явлением, процессам. Одновременно состояние сознания человека - это всё, что у него есть. Страдание - неотъемлемый остаток любого состояния сознания. Избавление от страдания позволяет сознанию очиститься от всех и любых состояний, вернуться к основе в которой нет уже ничего.
Выбор

про гражданское оружие и прочий Минеаполис

Современный человек есть человек экономический. Экономика - то, что определяет поведение человеческого социума. Иногда это не так, иногда человек ведет себя подчиняясь иному.. политическому, религиозному, этнически-традиционному, национал-патриотическому, идеологическому началу. Но именно - "иногда", время от времени для многих из людей. Всегда, постоянно, большую часть времени - для считанных единиц. Почему это так? Потому что погружение человека в политику, религию, идеологию, этнику и т.д - энергетически затратно. Оно требует специальной работы, специально выделяемого ресурса настройки сознания сюда, конструирования содержимого этого сознания, удержания этой конструкции в головах. Всё это довольно дорого и потому вымывается, разрушается чередой кризисов. Экономическое поведение не требует затрат, оно определяется самой структурой цивилизации, сочетания базовых потребностей с одной стороны и методов производства с другой. Для возникновения классового или сословного сознания никакой дополнительной подготовки не требуется, оно формируется само, в силу неустранимого наличия внешних постоянно действующих сил.

Соотвественно современная цивилизация неизбежно формирует не менее двух устойчивых форм антагонизма. Антагонизм классовый - между тем, кто делает работу и тем, кто за эту работу вознаграждает (между работником и работодателем). Антагонизм сословный - между тем, кто пользуется своими правами и тем, кто эти права ограничивает. (между гражданином и чиновником). Все прочие формы антагонизма современная цивилизация технически может и намерена устранить, изжить полностью. Но эти две в её рамках - неустранимы.

Любой антагонизм в социуме является ограничивающим, препятствующим фактором для развития и эффективности этого социума. Антагонизм превысивший критический порог и вовсе приводит к кризисным процессам, которые могут привести к параличу, деградации и распаду социума. Его дроблению, мутации в новые формы, как более, так и менее совершенные. Соотвественно устойчивый социум характеризуется наличием действующих механизмов по сглаживанию антагонизма. Которые частенько принимают вид фабрик по трансформации сознания масс из экономического в какое-то иное политическое, религиозное, этнически-традиционное, национал-патриотическоме, идеологическое, ещё какое-то, вплоть до примитивных сексуальных самоидентификаций, или животных форм. Но могут быть и более практичными, направленными на выравнивание и устранение непосредственных причин конфликта интересов, выдачи компенсирующих преференций ущемленной стороне.

Ну и наконец оружие ))) Наличие у граждан оружия никак не сказывается на уровне антагонизма, но снижает уровень критического порога, когда в социуме начинаются кризисные процессы, а сами процессы делает более разрушительными по последствиям. Соотвественно такой социум должен более эффективно и жестко прибегать к мерам по сглаживанию антагонизма. В этом залог его выживаемости. Это может быть полезно для здоровья общества в том смысле, что удерживая классовый и сословный антагонизм на более низком уровне, социум получает возможность решать более сложные задачи, и более эффективно и быстро развиваться. Нежели те социумы, в которых лимиты антагонизма выше и они менее о нем заботятся.

Однако это же и делает его более хрупким, работа механизмов не бесплатна, она создает нагрузку на социум, забирает его ресурсы, что приводит к её "оптимизации" к наиболее экономичным формам. Иными словами, сами механизмы становятся жертвой того же экономического фактора, наиболее эффективные уступают место наиболее дешевым. А самые дешевые, это группа один - фабрики грез по трансформации сознания масс из экономических форм в иные.. что заменяет два больших антагонизма на много-много более мелких и реализует древнейшую схему "разделяй и властвуй", которая аргументирует в конечном итоге к монополии на насилие. Одновременно лимит антагонизма поднимают за счет выкручивания в максимум фактора угрозы для "всякого применяющего оружие" выражающегося, в частности, в праве полиции стрелять на поражение. И вплоть до разрушения частной собственности семьи виновника, как это практикуется в Израиле.

Технически существует возможность создания, взращивания, направленной эволюции общества в котором механизмы снижающие антагонизм не будут деградировать. Проверено теми же скандинавскими странами, Ираном, отчасти Израилем. Но ценой будет являться зажатость и зарегулированность местных экономик и стандартизация сознания обывателя. Устойчивость социума - да, но эффективность в решении задач и потенциал для роста ущербны. Хуже того - находятся в обратной зависимости от размера численности и разнообразия населения. А без численности и разнообразия развитие сейчас возможно только черепашьим темпом, и то почти исключительно в материальном плане. Культура, наука, искусство - требует конфликта мнений, разнородного общества с полярными взглядами.