September 26th, 2007

glaz

Избранный

И всё чаще посещала его навязчивая мысль, можно ли что-либо описать так искуссно, чтобы оно перестало быть тем, что есть, и стало бы тем, что описано. И не достиг ли он этой вершины, а может быть пропасти, сам того не заметив. В такие моменты рука его приближалась к перу особенно острожно. Но стоило стилу коснуться бумаги мысль исчезала, а вместе с ней и весь прочий мир... (надпись на обрывке бумаги)