October 10th, 2005

madg

(no subject)

Приснил себе игру. Гейимплей - сапер, сюжет - джаггед алиянс. Большой квадрат 30*30 разбитый на мелкие реагипующие на нажатие клавиш. На квадарте нанесена карта с минимумом обозначений, джунглии, поля, дороги, города. Часть клеток занята злобными правительственными войсками, их не видно. Если вскроешь такую клетку теряешь 1-3 жизни. Жизни это бойцы. В начале их шесть. Определяются они по трем признакам в соседних клетках. Это 1) колонна беженцев из двух-трех клеток 2) горящие дома и поля 3) птицы над деревьями. Ещё можно пожертвовать жизнь, и высветить сразу квадрат из 5*5 клеток, поставить патруль. Если на обнаруженные войска правительства ткнуть правой кнопкой мыши они либо исчезают (мы уничтожили маленькую группу), либо группа большая и она отступает, клетки вокруг неё закрываются и сама она может оказаться в любом другом месте поблизости. Чем больше у тебя жизней (солдат) тем более крупные группы можешь уничтожать. Далее бонусы. Каждая открытая деревня/город через три хода дает нам патруль, т. е. вскрытый квадрат 5*5 клеток. Пункт красного креста уменьшает потери. Лагерь ООН если между ним и колоннами беженцев все открыто, за каждую колнну через пять щелков получаем жизнь. Ещё нашел партию геологов, но там бонуса не помню. Игра показалась довольно интересной.
glaz

О хлопке одной ладони.

Хлопок одной ладони это для меня коан о целом. О целом, которое нельзя разделить на части или постичь по частям. Так нельзя пройти половину пути к просветлению, либо ты уже там, либо ещё нигде и где угодно. Все будет равнодалеко и равноблизко. Как звучит хлопок одной ладони? Да никак он не звучит. Либо хлопок двумя, либо все остальное, то есть ничего.
glaz

(no subject)

На крыше гаража лежат санки. Теперь среди прелой листвы. Двадцать лет назад они уже лежали там. Санки чугунные, литые, покрашены серебрянкой. А может не литые, а кованые. Сиденье - черная отставшая фанера присоединеннная латунной клепкой. Выглядят лучше чем гараж и тем самым (парадокс), кажется что они его старше.Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь