June 19th, 2005

glaz

(no subject)

В детстве я очень долго не выговаривал букву "Ш", но женщина-логопед поставила мне произношение за два визита, каждый из которых длился минут 10-15. При этом она ещё с кем-то общалась и ко мне поворачивалась между делом. Мне было лет 5-6, но я её совершенно точно запомнил, при том, что до того долгие занятия с иными врачами не дали результата и не сохранились в памяти. Это была работа великого мастера.

Когда я общался с ней у меня наступало особое состояние ясности, в которое я потом научился входить, потом разучился, потом снова и так много раз. Отчетливо помню все мысли, которые прокручивала моя голова и все ощущения, которые эти мысли во мне попутно вызывали. Этакая осозннанность четвертого порядка, которая мне ныне недоступна.

Я думал, что человеческий рот способен издавать невообразимое количество звуков, которые не обозначить ни одной буквой, и затем спросил маму, как в книжках описывается звук свиста (фью-ю-ю-ю-ть). Двлее моя мысль ухватила аналогию и я потянул воспоминания, о том, что снег на белых дистах рисуют голубой краской, а воздух ни чем не пахнет и никак не выглядит. Вернувшись сознанием к звукам я решил, что когда-нибудь забуду как я говорил "Ш" неправильно и смогу говорить этот звук только правильно и наверное это нехорошо, надо помнить оба варианта (помню, могу произнести). Также я подумал, что я уже "разучил" себя неправильно произносить кучу звуков и теперь уже не смогу вспомнить как они звучали, когда я был совсем маленький. Одноверменно вторым фоном-потоком в голове моей волной поднималась мысль/беспокойство о том, зачем вообще нужны звуки, которых нет в буквах. Зачем человеку звучать так, как это никому не понятно. Я решил, что это просто "для красоты" и попутно подумал, что в других языках "для красоты" могут быть другие звуки. Тогда мне показалось, что знающий много языков слышит "меньше красоты" вокруг себя, а больше красоты слышит тот, кто вообще не знает звуков. Это очень хорошо улеглось в моей голове синхронизировав оба мысленных потока и волна затихла. Затем было мгновение полной мысленной тишины.