December 11th, 2004

glaz

(no subject)

Меня становится слишком много, только это не вполне я. Люди стали от меня слишком далеко, хотя я всегда рядом. И я все чаще замечаю что геометрия огромных пространств не имеет избыточной общности с Евклидовой. Я слишком честен с тобой сегодня. А ты слишком серьезен. Я это знаю. То что ты позволяешь себе быть достаточно несерьезным когда позволяют условия, это и значит быть слишком серьезным. Слишком серьезный человек позволяет себе быть. Это засада. Ведь условия создаются именно оттуда, со стороны тотальной серьезности как нормы.
glaz

(no subject)

Отношусь ли я ко всему происходящему как к диалогу Бога со мной или не отношусь это все равно ничего не меняет в мире. Слова "все равно ничего не меняет в мире" здесь ничего не значат. Что-то значит тот смысл который мы с тобой можем увидеть за этими словами, но его не существует где-то ещё. Чтобы что-то существовало кто-то должен позволить ему существовать. Но кто-то это всегда только Я. Только Я позволено существовать без всякого согласия и только потому, что факт существования Я по умолчанию неощутим. После того как факт существования Я установлен можно позволить себе придти к выводу, что оно и есть единственная реальность. И это нуждается в неприрывной проверке состоящей в уничтожении Я, очищении его от всего, что не является реальной основой. Путь к основе сознания лежит через уничтожение бесчисленного количества слоев Я. Он может быть пройден, когда на последнем шаге будет уничтожено то, что видит и уничтожает эти слои. Потому всякий видимый слой должен быть уничтожен, так как сам факт "видения" означает что последний шаг ещё не совершен. Остается только основа, где нет места для Я в любом видимом, сиречь способном к проявлению воплощении. Это нирвана. И это только один из путей, который ничем не лучше других. Последнее истинно ровно настолько насколько слово "лучше" хоть что-то значит.
Olga

о котах и копытах и гармонии в природе

Она сказала: что было бы если бы у котов вместо когтей были бы копыта и наш Плюшка по ночам ходил бы и цокал.
Он ответил: Тогда мышки должны были бы быть без ножек. Потому что в природе все должно быть гармонично.