Karachee (karachee) wrote,
Karachee
karachee

по грибы

Сегодня я решил как человек в отпуске сделать то, что не делал уже очень давно, лет пять, по грибы сходить. Конечно грибы это так, не главное, хотелось походить по лесу, что всегда действовало на меня благотворно. Сходил. Встал рано, в четыре часа, будильник s55 вырвал меня прямо из седла велосипеда на котором во сне я ездил под снегом сочиняя хайку. Но это как-нибудь в другом посте. Встал оделся, карзину на спину и вперед, в темноту. Шутка про хотьбу по грибы с ночевом и фонариком была очень актуальна, но время было рассчитано абсалютно точно. Когда я подошел к месту, где за линией начинался лес солнце уже собралось подняться. Это был великий кайф встречать солнце сидя на красной горе. Картинка неописуемая, я даже не пожалел, что не взял фотоаппарата, потому-что бесполезно. нужен был холст и краски. Небо было разрезано пополам, справа висели темные тучи, слева оно было ещё не синим, но уже каким-то белым. бесцветным.И сквозь все это вдруг начали проступать розовые разводы, там в белом они обозначали незаметные прежде тучки и синеву, а справа это была неописуемая смесь темного, желтого, светлого и ослепительно розового. Я сидел и перешнуровывал берцы. Джинсы заправленные по городу поверх, теперь шнуровались внутрь. Шнуровка была важна, потом, я знал шнурки вымокнут и повторно эту процедуру делать будет трудно. У меня открылись какие-то кладовые памяти. Я вспоминал всех, с кем мы здесь когда-то были. Смотрел на склон где всегда жили ящерицы, на изогнувшуюся речку над которой кружили три напуганные кем-то утки. Справа было место где я ещё школьником крайне удачно сломал казенные лыжи, гора тогда казалась такой высокой и когда я на всей скорости уперся в насыпь концы лыж просто перелетели через меня справа и слева, а я воткнулся лбом. Было очень весело. Потом я встал и пошел по тому самому склону, сосны окружили меня и запах леса полностью вытеснил все мысли. Высохшие влажные иголки, сырая кора и чуть-чуть самую малость грибы. Раздавленные мухоморы и сыроеги давали небольшой, но устойчивый аромат. Справа тянулись заросли паоротника, слева внизу текла речка. Я шагал по тропе. Я помнил, что можно было срезать и напрямик к следующему изгибу через паоротник, но это было бы слишком сыро. Я знал направление на те места, где грибы росли, но напрочь забыл дорогу. С другой стороны я не мог промахнуться. Однако скоро запутался. Совершенно ясно понимая, что срезать дорогу через низины нельзя я таки попробовал это сделать. Хотелось проверить непромокаемость берцев.. Проверил. Воду они держали хорошо, но последние три метра до сухой земли оказались глубоковаты, пришлось возвращаться. Дальше началось нечто невообразимое, я петлял между старицами и разлившимися в низинах болотинами истоптанными стадами коров. Где-то я мог пройти, где-то нет, но мне надо было на ту сторону реки, а мостки раз за разом оказывались затопленными или разрушенными. Слишком много было гроз в этом июле. Джинсы давно вымокли, но к ногам фактически не прикасались. Я ощущал, что-то вроде нетерпения, я ушел вдоль реки слишком далеко, фактически оставляя грибные места за спиной, а переправы все не было. Было хуже, мне все чаще попадались глубокие заболоченные низины, которые приходилось обходить забредая в чащу и вылезая опять к реке после здоровенных крюков. При всем при том тропинка держала меня, она была натоптана и кругом пристуствовали признаки людей в виде бутылок, в основном пластиковых. Пару раз я делал стойки на коричневые бутылки, уж очень их донышки торчащие из мха напоминали шляпки грибов. Когда мое напряжение стало заметным я решил успокоиться. Все проходит как надо, сказал я себе. Да, это не тот лес в который я шел, но это лес и он достаточно хорош для тебя. Я остановился поднял глаза и увидел его по новому, потом я вышел на поляну и посмотрел вверх. Восход был немыслимо красив, но теперь я просто потерял голову. Мне показалось, что я в какой-то невероятно реальной компьютерной игре. Облако размазанных очертаний словно скопировали в буфер и несколько раз положили в одно и то-же место со сдвигом относительно цента. Получилось какое-то образование разной плотности напоминающее перепутанные белые шнурки местами истивающие и ослепительно переливающиеся под лучами светила. Я стоял пока не замерзли ноги, я балдел. Потом уаидел что, стою в луже и через пару шагов увидел тот самый большой гриб, который потом сварил, пожарил и съел с картошкой. Он был красавец. Затем лес тянулся как тянуться страницы интересной книги, что-то всплывало и опадало во мне, будил воспоминания. Иногда что-то вырывало меня из транса этой мерной хотьбы с уворачивание от веток, пригибанием, беганьем по склонам, спускм к реке и подъемам. Некоторые вещи кажется попадают в лес прямо с неба. Совершенно непонятно почему вдруг в середине леса в двадцати или более километрах от ближайшего жилья окался старый сгнивший диван. Даже дорог рядом не наблюдалось в упор. В определенный момент я понял что впереди маячит Ветлуга, большая река в которую впадет моя и это будет финиш. И тогда я решил поискать грибы тут. Вернувшись, я присмотрел интересный остров, который был окружен длинными болотинами сквозь которые пытались рости молмодые березы, их вообще было как то очень много. Подходов не просматривалось и в определенный момент, я вдруг сказал себе, а какого черта? В детстве мне было не слабо бегать по заломам, когда нога находит следующее плавоющее бревно до того, как предыдущее утонет или перевернется под твоей тяжестью и я пошел прыгать по кочкам покрытым осокой. Это было великолепно. Это был азарт, и восторг. Это было очень весело чувствовать себя каким-то особенно живым. Перебежав на остров я уперся прямо в здоровенный дуб. Ооо, он был велик. Его кора была красной снизу, а кроны уходила высоко-высоко. С него не останавливаясь валились листья шрша совершенно по особенному, по мертвому. Листья дуба вообще не бывают желтыми, они зеленые, потом, зеленые с желтыми пятнами, а потом падают уже коричневые. Можно сорвать желтых, если найти, но падают они уже сухими с таким надсадным старушичьим скрежетом. Я стоял и слушал, я даже не посмел к нему прикоснуться и послушать его. Такое во мне вдруг оказалось уважение к дереву. Потом я послушал другой, потом позднее, когда возвращался, покой и безмятежность и одновременно боль и обреченность. Не повезло мне с деревом, я услышал даже грибы которые росли на этой боли очень даже весело. Странно, даже сейчас, когда пишу я его слышу. Грибов я набрал немного, мало, но делать было нечегоЮ последний мост торчал в темной воде одними перилами, три бревна упирались в дно. Я подергал перила, метра четыре я был нотов уже переползти, но они шатались и просто рухнули бы. Домой я шел веселее, прыгал, бежал, раздухарился. Иногда я забегал куда-то уже совсем не туда и не обнаружив кочки впреди, разворачивался в бок, нога находила опору и я возвращался обратно. Ну и конечно так должно было случитться. Это была самая последняя болотина и самый длинный забег метров на пятьдесят и самые последние пять метров. Правая нога вдруг ушла вниз, левая запуталася в осоке и в следующее мгновение я ужен лтел плашмя в болотную жижу. Тот, кто никогда не падал в болото не может понять всей гаммы ощущений. Впрочем каждому своё, для меня холод и сырость были буквально выбиты из области неприятных ощущений омерзительным запахом гнили и тухлятины. Далее я работал как швейцарские часы. Интересно что в моей голове не возникло не единого грамма сожаления чему я продолжаю втихую радоваться, какой-то этап мною пройден и сдан на отлично. Я вылез на берег, скинул кожаную куртку в одну сторону, свитер в другую, частично сухой футболкой я вытащил из кармана куртки мобильник и быстро вытер. Затем я вынул из него аккамулятор и тщательно протер. После этого вытер собственный торс и взялся за берцы. Мелькнула мысль, что единственной пригодной обувью для наших лесов в сентябре являются болотные сапоги. Берцы отличаются от сапог тем, что вылить из них воду загибая согнутые в коленях ноги за спину невозможно. К счастью со шнуровкой я разобрался минуя возню с затянувшимися узлами. Носки были выжаты, а земля голым ногам казалась даже теплой. Той же футболкой я протер берцы изнутри, шутки кончились. За этой процедурой меня застала пара грибников, муж и жена которые прошуровали мимо бодрым шагом обсуждая тему очков и старательно не замечая меня. Это было разумно. Смотреть в глаза человеку который встал в четрые утра, чтобы в девять нырнуть в болото опасно для здоровья. Хотя я ничего такого не ощущал вообще, я просто ощущал полноту бытия, какое-то недосатори. Но кто знает, что бы из меня вылезло в ответ на какой-нибудь ненейтральный взгляд, впрочем хочется думать, что ничего. В корзине осталось три гриба. Туда полетели свитер и многострадальная футболка "Сбербанку России 160 лет", которой я ещё успел протереть джинсфы и куртку снаружи. Хорощие футболки у сбербанка. Куртку на голое тело, носки, на носки берцы и бодрым шагом домой. Джинсы выжимать смысла не имело, это не носки. Мобильник s55 simens не работал. Почемуто казалось, что если бы он работал, я бы обиделся. Казалось как-то с большой долей юмора, хотя другая половина мозга уже прикинула, что три грибка за четыре штуки дороговато. Шаг был не особо бодрый, берцы терли все, что можно было тереть, но я знал что скоро это пройдет. Да, его величество опыт у меня уже имелся. Я знал что намертво стертые ноги можно замочить в воду и пройти ещё километров двадцать. При этом они разбухнут, изменят форму и тем самым уже не будут мозолиться ибо сядут в обувь как влитые. Но потом они вам этого не простят и упаси бог если вы их вытащите из этой обуви до того, как дойдете до места, запихать их обратно уже невозможно. Эти мысли и помогли мне пробежать до города жалкие дестять-пятнадцать километров часа за полтора. Как обычно ноги взвыли на последних трехстах метрах. Берцы стали тереть там, где невозможно, терли голень и внутреннюю сторону стопы. Я шел к своей маме, это был наиболее близкий дом, денег у меня не было, мобильник не работал. Знакомая лестница знакомого подъезда, третий этаж, понедельник десять утра. Знакомая дверь, я сунул руку в карман... пришла рука с одною тиной. Вот это было уже сатори. Я постучал и мне открыли, что то помешало ей не опоздать на работу. :)

p.s. мобильник заработал через полчаса, после просушки, полифония заработала через шесть часов. Ключи от дома оказались во внутреннем кармане застегнутом на молнию. Пока я ставил маме на кухне люстру пожарил и съел с картошкой единственный тот самый красивый гриб :)
Subscribe

  • В этот день 8 лет назад

    Главной новостью в 2013-м была акула, которая в красном море нападала на туристов. До Украины ещё целый год, до ковида шесть лет. Другая вселенная,…

  • история одного комментария

    "Иванс Бобровс" : Небольшой нюанс: мифический вирус SARS-Cov-2 до сих пор никем не выделен.) karachee: Я долго думал, что человек…

  • устаревшая модель

    В одном лесу жил тигр. Он ловил косуль и оленей, хорошо питался, был толстым и лоснился. Быть тигром было хорошо. Потом в лесу появился ещё один…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments