Karachee (karachee) wrote,
Karachee
karachee

Categories:
Очередной сон про смерть. На моей памяти третий когда я переживаю смерть другого человека как свою собственную, но на этот раз все чуть иначе. В первом сне я был начальником поезда, я пустил пассажиров на полустанке, мы выпили, повздорили и тот, что сидел ближе прижал меня в купе к самому окну и начал бить ножом под столом. Было почти не больно, много выпили, только ныли пальцы, которыми я пытался задержать лезвие. Было жутко обидно, что за мою доброту они так со мной поступают, смерть пришла темнотой и ощущением свершившейся жуткой несправедливости. И конечно я проснулся. Второй случай казался более свежим и острым, там я, нет конечно не я, а тот другой боролся. Я просто переживал и чувствовал вместе с ним, но мотивы и движения души были не мои. Это была чечня или что-то подобное. Меня только что сняли на камеру, чтобы потребовать выкуп, меня кололи кинжалом, я чувствовал унижение, я был оскорблен. И когда меня вздернули со стула, чтобы отвести куда-то я рванулся вперед и сбил ногой камеру со стола. Она упала с характерным треском. Они пришли в ярость, но какую-то тихую, несерьезную. Ярость пастуха возмущенного упрямством барана. Они прижали меня к стене и я слишком поздно понял, что меня убивают, я был уверен, что им нужен выкуп, потому уже не столь сопротивлялся. Кинжал был длинным, около сорока сантиметров, и широким. Он вошел между вторым и третьим ребром справа вверх, к сердцу. Он шел медленно, было очень больно, я извивался, в голове билась мысль, что это безрассудство, что меня нельзя убивать, что они теряют деньги, что нельзя терять деньги. Это была очень чужая мысль, рационально иррациональная, очень не моя. Кажется я что-то хрипел возмущенно жалобное. Все снова кончилось тьмой и вываливанием из сна в явь. Но третий раз отличался. Прежде всего временем. Первые два сна вполне могли быть чем-то, что происходило где-то здесь и сейчас, я мог каким-то образом оказаться свидетелем. Но события третьего происходили в 1941. Я лежал в госпитале, который эвакуировали. Сначала тех, кто не не мог двигаться, я помнил, что их вывезли утром. Потом машин не было, немцы двигались слишком быстро и появившиеся две полуторки должны были забрать тех, кто мог держать оружие. Кто-то из командиров судорожно организовавших новую линию обороны догадался подсуетиться. Я пошел к этим машинам. Что-то во мне было прострелено, но я мог ходить и у меня был пулемет. Я оказался тем солдатом, когда он выходил из госпиталя. Тяжелый пулемет, я нес его разобранным и я не успел буквально чуть-чуть. Машины рванули от крыльца, вписались в поворот и унеслись быстро скрывшись за деревьями. А я пошел следом. Я спустился по тропе и я шел медленно, вдоль дороги, потому-что было тяжело, но надо было идти к своим. Я видел как по дороге меня обогали два немецких БТР и полуторка, из кузова которой торчали два немецких автоматчика. Они смотрели вперед и не заметили меня. А потом на меня вышли дезертиры, наши, советские. Трое казались пришибленными, а один наоборот нездорово возбужденным. У меня был один патрон в патроннике, но он не выстрелил. Они забили меня ногами, довольно быстро. Как-то даже экономно, что-бы каждый видел, что другой участвует, но не пытается делать больше или меньше других. Им нужен был пулемет. Дезертир с оружием, это солдат потерявший часть, таких не расстреливают. Сразу не расстреливают. Это мне было очень понятно. Они ушли, а я остался лежать на тропе, на спине. Боль была тупая, тягучая и быстро становилось холдно. Но светило солнце и я почувствовал, что оно светит на меня и греет и холод отступил. Но потом вернулся вместе с болью. Это приходило и отступало как волна. Внутри меня я чувтсвовал натекло много крови, верхняя часть туловища была как бурдюк и там где скопилась кровь, снизу было тепло, а сверху я мерз. Эти ощущения вытеснили все мысли о войне, дезертирах, прочем. Я вообще обнаружил что очень спокойно отношусь к происходящему, хотя что-то во мне говорило, шептало, что это мое отношение, оно не правильное. Потом вдруг боль ушла совсем и холод. У меня даже появились силы и какая-то необычная ясность мысли. Я привстал на локтях и перевернулся на живот, я понял как уже умирающий может ещё успеть очень много. Потому-что вот так в конце есть такой момент когда уже боли не существует и можно гореть, но делать свое дело. Я мог бы даже встать, если бы чувствовал ноги. И это длилось и длилось минут десть или пятнадцать. Я переворачивался на спину, полз на локтях. Просто шевелился и эти движения без боли были какими-то очень нужными, приятными. Я смотрел на листья и тени листьев на других листьях, я видел как-то очень много разом и почувствовал. что что-то тянет меня за голову. Я посмотрел вниз, на себя, и увидел, что меня словно вытащили из тела, что я вижу себя из точки, которая в метре над землей и в полутора метрах от моей головы. И ещё я вдруг увидел, что в ногах у меня тропинка кончается и там сидят дезертиры, хотя это было где-то очень далеко. И я увидел вдруг, узнал как-то, что через три дня они в каком-то селе наткнуться на немцев. И сделают все, что должны сделать солдаты своей страны. Особенно один, которому после войны поставят там памятник. И это все как-то очень сразу сделало мою смерть правильной и нужной, я увидел её не как последнее звено, но как просто звено в цепи бесконечной. Я не просто спокойно принял её, но словно положил последний кирпич в некое здание сам собственной рукой. Это был мой шаг. И я не проснулся в этот раз, я в полном сознании оказался в другом месте, где сон мой был прозрачным и тянулся ещё далее и я многое успел увидеть и попробовать.
Tags: сны
Subscribe

  • фотолюбительское

    Картинку свистнул на Пикабу. Замечательная иллюстрация разницы между модельной и не модельной внешностью. При съемке модели любой ракурс, любая…

  • (no subject)

    Написал в нескольких ветках комментариев по Дворцам/Путиным, что сумма в 100 миллиардов меня совершенно не возбуждает. Когда с одной стороны "Путин -…

  • мои комментарии

    Если человек сидит на жопе - ему неплохо объективно. На горячей сковороде сидеть не будет никто, горящая жопа не позволит. Если сидит, значит ещё не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments